Мениск

26 Дек 2009, Виктор 78. Рубрика Проза

Светел и чист был лик её, равно как и тот молодой преуспевающий банкир был низок и к тому же слаб мышцами души; я часами молчал, глядя на колыхающуюся ворсинку на её одежде, хотя проходило всего лишь тридцать три ступени ревности ее мужа, всего лишь тысяча двадцать четыре трапециевидных импульсов  пробегали внутри одного мгновения, и я наполнял себя тем самым теплой полнотой.

Рысканье приводило меня к девиации, и каждый шаг удалял от ели и приближал к туе. За версту я чувствовал коленкой непогоду и приближение чужой старости, и мне хотелось быть с Марфой, ибо я возвращаю молодость и здоровье.

–  Стронций – сказал Аврелий Кутуевич и странно покосился на Чечена. Тот смачно отрыгнул и выразительно скривился.

Я по-прежнему был с нею и тёк алкогольной кровью к ее сердцу, потом от сердца вниз, к животу, и дальше. Её ушами я слышал Аврелия Кутуевича, хотя понимал, что сейчас планетарный конгресс, надрывая сухожилия, сражается с предметом бессловия, где на чужбине людей светят ледяные паутинки запрещенного паукообразного облака. Вспоминаю я, как это облако в былые времена было ручьем горьких слез моей дочери. Кажется, это было вчера. Нет. Определенно это было вчера. Они многозначительно смотрятся в реку, а я указываю в небо. Всё именно так и случилось.

Тем временем банкир Аврелий приспособился к дивану и сделал умный вид, дабы создать впечатление влиятельного и вместительного человека в метафизической плоскости. Ромбы и зигзаги на его галстуке поблескивали своими контурами, и он еще раз кивнул, на этот раз медленней:

– Да-да, пиши, Марфочка. Должно подойти. Сы ты ры он цый. Раз, два, три, пять, семь, восемь букв, – гундосил он, загибая пальцы.

Неужели продолжается в этом мире  какая-то вера в числа? Разве не заповедал я не верить им? Разве велел считать? Иное было в словах моих, и в жестах, и во взглядах. Семейные обстоятельства порой вынуждают идти на разведку, но не видно теперь. Туман.

Бескрайние просторы ограничены им, и мы никогда не можем быть за туманом. Затуманность каждого покоится за одной из касательных эпюры давления на сознание человека во время совещания с самим собой Главным, самим собой Честным и самим собой Желающим. Простынь бессознательного тогда комкается, пачкается и порою рвется. В этом суть, казалось бы. Но нет.

– Стронций не подходит, – скучающим голосом ответила она.

Свет от люстры был скудным. Однако чудесным образом все лучи сбегались на ней, делая её очарование еще более волнительным. Она была осенью, яркой и, насколько это возможно для осени, пылкой. И моей, хоть я ею никогда не обладал.


Весь рассказ под названием "Мениск" можно скачать здесь.

Для открытия необходима программа для чтения pdf файлов, к примеру Foxit Reader.

Если вы прочли рассказ, пожалуйста, оцените его по 5-ти бальной шкале:

[poll id="1"]

Метки: , , , , , , , , , , , , ,