Метка «литературный язык и язык художественной литературы»

Множество Тимихалычей

17 Окт 2010, Виктор 78. Рубрика: Тимихалыч

Тимихалыч понял по гулкому эху, что писать далее безынтересно, отложил письменные принадлежности и пошел на чердак, смотреть на звезды через телескоп. Телескопа,  однако, не было. Зато был настольный хоккей, дюжина новогодних ёлочных шариков и пыльный ковёр.

Это только один Тимихалыч пошел наверх. А второй Тимихалыч распространился в сторону набережной. Ветер закружился в его густых кучерявых волосах, запутался в них и не смог выйти. Борода Тимихалыча встала дыбом, зато глаза загорели молодым огнем первых школьных чувств к Маше Бородиной из 7-А. Тимихалыч прыгнул с разбегу в воду, и хоть он не умел плавать, но ни разу не испугался, а испугался много раз.

Но вот у третьего Тимихалыча не было такой шевелюры, да и бороды у него не росло. Он был лыс, и даже брови его были едва отличимы от кожного покрова лица. Лицо его в данный момент выражало натужную задумчивость – он пытался вспомнить забытое другим человеком.

Стоял яркооранжевый осенний денек. Рядом с деньком сидел Тимихалыч. Напротив сидела дамочка 47-ми лет. У нее была такса. На столе водрузился самовар. Чай не заканчивался. А беседа подошла к концу. Досадно. Некоторые люди содержат внутри себя только одного человека, и Тимихалычу с ними быстро становится скучно.

Вот Тимихалыч номер 45 выходит из ванной комнаты и идет подметать улицы. Он торопится. Торопится он, как же. Улюлюлю!

За жизнь у Тимихалыча набралось изрядное количество знакомых. Были среди них и стоматологи, и финансисты, и сапожники. Особое место среди иных занимал дед Пихто. Занимал, никому не уступая.
Был дед Пихто невысокого роста лысоватым координатором больших проектов секретного назначения. В прошлом подлый коллаборационист, он, после выпадения волос, остепенился, обзавелся семьей из одного человека(самого себя) и теперь даже не думал о былых подлостях. Но именно в прошлом Тимихалыч с дедом Пихто и познакомились благодаря череде событий, о которых я расскажу сейчас. А нет, я передумал.
О них расскажет, вернее, напишет, сам Тимихалыч. Вот он встает с кресла-качалки на веранде, возвращается в гостинную, кладет курительную трубку на письменный стол в специально отведенное для этого место, рядом с чернильницей. Он достает подготовленное перо, макает его в чернила и, вздохнув воздуха с кофейным привкусом, аккуратным почерком выводит строки: Читать полностью »

Пятеро неназванных

01 Авг 2010, Виктор 78. Рубрика: Литература, Проза

Посреди твоих мыслей есть черная дыра.
Пока мысли пляшут свой танец, о ней не узнаешь. Только что-то мрачнеет, когда открывается и закрывается занавес сна.
13 февраля 2010 года 5 человек случайно нашли ее в себе. Окунулись. Дороги обратно нет. Внешне ничего не изменилось. А внутри…
Нет ни балета, ни оперы. Не перебивают друг друга ораторы. Нет ни одной мантры, никакой свечи.
Нирвана?
Но зачем исчезать искусственно? И не было это их целью. Путешествие по волнам Стикса? Они – безбилетники. Зайцы.
Безбилетники, но никакой реки. После каждой паузы – бесконечноточие. Весь мир – изнанка пятерых людей.
И ты тоже. После 13 февраля ты тоже рисунок на полях тетради, которая лежит в портфеле, которого никогда не было. Рядом с такими же решенными уравнениями вида .

Читать полностью »

Очень часто Тимихалыч становился прозрачным, и все вокруг могли видеть его личный светофор. В его светофоре было всего 2 цвета – зеленый и красный. Сейчас в нем горел красный. Тимихалычу нужно было многое успеть, но вместо этого он сидел сиднем на пеньке (все лавочки заняты) и жалел себя.

Вспоминались детские годы. Божья коровка лезла по его сумке. Сумка его была стара и дырява. От этого Тимихалыч чувствовал себя ветхим, как пень, и древним, как само время. А так и было, между прочим. Он присутствовал во время создания мира, хоть пробыл с тех пор в долгом беспамятстве. Потом в один ясный день – как сегодня – он очнулся и с тех пор почти всегда был в сознании. Тот день был необычен. Читать полностью »