Метка «постмодернизм»

Фейерверк

10 Янв 2015, Виктор 78. Рубрика: Литература, Проза
±∞
рубеж пройден
мысли в беспорядке преследования

больших

- и -
малых
разносторонностей°.
Мы можем любить и ненавидеть, но можем ли мы не мочь этого делать по-настоящему?
Кто ответит на вопросы, если все задают только вопросы?
Лучший из всех градусопонижающий напиток в бутылке дает возможность иметь силы в сложные моменты жизни, в случайные экстремумы этой функции бесконечности переменных. Рассматривать ли эти переменные как функции, и - что более важно - как часть себя? Рассматривать ли себя как функцию? Быть ли готовым к преобразованиям, независимым от твоего представления о себе? Руки не опускать! Всегда! Во всём! Да!

Рождественские подарки в разноцветных коробочках, ожидающие своего получателя внутри десятого вагона. Вагон - тоже подарок. И получатель - подарок. Все подарки!

Лошадка!

Фейерверк!

↑ДУМАЙ, ЧТО ГОВОРИШЬ, А ТЕМ БОЛЕЕ ПИШЕШЬ!↑

Наше время позволяет покорять тьму совершеннее любых мистиков, мы можем стрелять в дым, расстреливать небеса и знать, что нам за это ничего не будет. Безответственность - как радость свободы, без разнообразнейших Нельзя и Надо.

Опережая время, опережая причинно-следственную связь - если ее можно опережать - мы допустили то, чего сами не ждали и теперь наша теологическая задача - составить уравнение реального© Бога. Мы аплодируем себе, как представлению. Как завершенному акту постановки. Как законченному номеру программы концерта.

Да, что ж...

Я готов был бы прожить свою жизнь лучше, ярче, как персонажи книг. Может, из-за этой готовности я отягощен трагическим и саможалеющим восприятием, но я готовлюсь к перерождению, хотя на самом деле, просто должен перерождаться прямо сейчас. Иные думают, что перерождение происходит в момент смерти, или после этого момента, но на самом деле перерождение происходит всегда и ежесекундно, ежемгновенно, в каждой точке временной шкалы.

Ах, время, к черту его...

Но если нет времени - нет и перерождения. Тогда, впрочем, нет и рождения, и смерти, но тогда нет и интереса к происходящему. Именно интерес помещает меня в окружающее. Я нахожусь. Нахожусь всеобщим взглядом. Является ли моё сознание - сфокусированным всеобщим взглядом? Не является ли тогда такое фокусирование - искажением реальной перспективы сущего?

Зачем задавать эти вопросы? Есть ответчики, автоответчики системы, согласно[в согласии с/ради] которой пробуждается бодрствующий. Жизнь, как копирка. Как промокашка. Как обложка книги. Как обертка конфеты. Выкиньте мусор и позвольте себе жить. Не этого ли вы хотите?

И знаете ли вы, что это не  ваше желание?

Dei somnium

04 Ноя 2012, Виктор 78. Рубрика: Литература, Проза

Мне снится сон – по улице маршируют роботы, и я один из них. Как и все они, я неказист и неуклюж. Моя голова непропорционально большая, мои глаза большие и глупые, тупо направлены вперед. Я иду как и все. Я понимаю – так нужно. Я в этом твердо уверен. Я ощущаю самодовольство, я горд оттого, что иду вместе со всеми. Но вдруг я обнаруживаю, что моя правая рука – не железная как у всех. Живая.

Я просыпаюсь. На дворе осень. Тучи низкие. Часы показывают пол седьмого. Очень хочется пить, голова тяжелая. Я встаю со своей кровати и иду на кухню. Тело плохо слушается меня.

Открываю холодильник в надежде, что найду там хоть что-нибудь съедобное. Нет ничего, только горчица. А, и крышечка от бутылки пива. И тюбик какой-то мази.

Открываю кран. Пью. Закрываю кран. Пытаюсь вспомнить, что же было вчера. Вспоминаю – вчера было то же самое. Открываю кран. Умываюсь. Закрываю кран.

Глюки слетаются на меня и клюют. Я махаю головой, чтобы их распугать. Я их отогнал, но голова начинает зверски болеть.

Подхожу к телефону. Мне не нужно помнить номер, я звоню богу, которого зовут Трус, и любой номер подойдет.

Я прошу у бога водки. Он соглашается. Он Читать полностью »

Хамелеон

18 Янв 2012, Виктор 78. Рубрика: Литература, Проза

Ты читаешь. Нарисованные слова, словно ключи, открывают потайные двери. Хамелеоны. Их много, так много, что вместе они могут менять цвет окружающей меня комнаты, искривлять пространство, перспективу, глубину, смещать стороны света, изгибать оси координат, искажать масштаб, совращать твое настоящее и прошлое. Могут ли они менять твое будущее, если твое будущее – моё прошлое?

Раньше ты хотел быть правильным. Теперь тебя всё чаще посещают мысли, что эти правила правильности - чужие. И ты пишешь. Ты режешь себе ладони и выводишь кровью слова, потому что только так они останутся на стенах этой комнаты чуть дольше, чем мгновение. Я готов тебе помочь. Я – Черный Хамелеон.

Выйдем в коридор. Мы остались на месте, только изменилась комната. Слышишь ли ты искусственное эхо наших шагов? Слышишь ли ты меня? Себя? Ты делишь мысли, дробишь их? Эта мыслерубка не заржавеет, ты пользуешься ею всегда. Ты крутишь ее ручку под одним углом, и одна из мышц на руке сильнее других, а отсутствие мозолей на второй руке подавляет желание сменить ровный ритм движений.

Ступеньки. Вверх или вниз. Безразлично. И забавно, если перила вверх, а ступеньки – вниз. Мимо дверей, за которыми Другой ты. Ты начал уже своими внутренними ушами слышать лишние звуки марша? Эти звуки не в тональности и не в темпе. Мягкие, тихие; но чем дальше, тем яснее становится, что оглушающий марш – шум. Музыка спрятана. Сейчас ты слушаешь ее, но какой ошибкой будет назвать это величайшим откровением и остановиться на этом! Идем дальше.

Мы с тобой добрались до выхода. Разумеется, мы не выходим, просто комната расширяется. Вот, выбирай, что надеть… Тут очки и контактные линзы любого цвета. Беззвучный смех – это улыбка хамелеона. Смотри во все стороны. Со временем научишься. Теперь танцуй под музыку, которую слышишь, так, чтобы никто не видел. Следи за дыханием, пульсом, ногами партнерши. Да! Нужна партнерша. Ее не нужно искать. Нарисуй ее. Где угодно, главное - не внутри себя…

Была легенда, согласно которой звезды – глаза (в некоторых вариантах – слёзы) ушедших Хамелеонов. Чушь. Звезды нарисованы на сетчатке твоих глаз. Существует еще не один Другой ты, который не видит звезд из-за того, что глаза его пусты. Ему не помогут контактные линзы, очки, монокли, бинокли, подзорные трубы и космические перелеты. Носи звезды с собой, никому не продавай и даже не дари. Иначе начнешь чернеть, впитывать черное вокруг, как промокашка.

Смотри сквозь зеркало. Трать сны с оглядкой. Меняй окрас за полтакта до сильной доли. Если тонешь – тони до дна. Нет ничего стыдного. Но не забывай однако надевать стыд, когда того ждут. Будь стеной, листом, небом, осенью, любовью, поэзией, другом, калейдоскопом, стрекозой, ненавистью, камнем, травой, страхом, страстью, правилом. Словом, будь собой. Будь словом. Будь ключом, мыслью. Майским вечером. Пустым и полным стаканом. Числом. Нужным. Лишним. Добрым. Кислым. Странным.
Будь Белым Хамелеоном.

Если

13 Дек 2010, Виктор 78. Рубрика: Без рубрики

Если его зовут Антон, то меня зовут Игорь.

Пусть всё так же умирают снежинки. Пусть по-прежнему параллельные линии пересекаются дальше моих мыслей.  Пусть ты никогда не будешь одинока.

Если его зовут Игорь, то меня зовут Андрей.

Пусть всё так же градусник показывает тридцать шесть и два. Пусть коридоры и дальше пустуют. Со всеми своими углами.

Если его зовут Андрей, то меня зовут Сережа.

Каждый выбрал себе место для вздоха. Каждый, но не ты, и не я. Когда звон в ушах, и вязкое вчера держит зубами завтра, я хочу спрыгнуть, удариться, разбиться, но всё-таки войти в воду и уплыть.

Если его зовут Сережа, то меня зовут Паша.

Ты – чаша. Или чаща. Не пройти. Я беру клубок рыжих нитей и иду в тебя, уверенный, что не заблужусь. Теперь я ищу начало – а начала нет. Если бы я мог, я бы устроил пожар, но хоть я потерялся летом, снег всё не сходит.  Почему-то его всё больше.

Если его зовут Паша, то меня зовут Денис.

Надень наряд, что я дарил тебе во сне. Мы готовы к балу, только бусы, бусы, бусы. Сорви их. Лишнее.  Улыбайся. Не так принужденно.  Не моргай так часто. Это остальные должны моргать и прикрывать глаза. Мы блестящи.

Если его зовут Денис, то меня никто не зовет.