Три солнца

18 Июл 2016, Виктор 78. Рубрика Литература, Проза

Молчание печатью губ оставляет след в глубине моих снов. Я вижу синие, фиолетовые и черно-белые сны.
Всякий сон должен быть записан. Я аккуратно выводил заточенным пером иероглифы.
Все мои синие сны об одной девушке. Она безумна и умна, зеркало каждый раз видит ее иначе. Многие имена ее: Аннаиг, Нан, Энн, Анхен, Аннис, Анса…
Мои фиолетовые сны строят зодчие. В них лабиринты и мосты, лестницы и стены. Это страна потерянных ключей. Тайники, сейфы. В них – загадки. Карты неизвестных картографов. Я научился искать и находить. Но конца нити поиска не видно. Я мотаю ее в клубок. Клубок фиолетовой нити.
Проектор черно-белых снов бьет по зрачкам до боли знакомыми кадрами, но ничего этого не было. Это место между одним будущим и другим, еще до того, как фальшивое стерли.
Я вижу все три сна одновременно.
Когда я просыпаюсь, все мои татуировки зарастают чистой кожей; мои звери, птицы и рыбы засыпают в моем темном лесу. Я забываю имена. Из рук выпадают клубок нитей, спицы, иглы, ножницы. Седые волосы темнеют. Синяя и фиолетовая радужки глаз сереют, четыре сердца сливаются в одно. Красное мыло, подаренное мне Анной, стирает все языки и молчание, чтобы сохранилась истость.
Пробуждение – растущая трещина между тремя снами.
Но однажды – сейчас – я проснулся не до конца. С этого мгновения мои записи о снах в трех книгах стали мне непонятны. Ясные и глубокие иероглифы стали выложенными на бумагу дровами для костра, который я не в состоянии зажечь.
Я пишу теперь лишь эту одну книгу на единственном языке, который помню. Слова и буквы немощны и с трудом держат в себе разбегающиеся кольца на глади тройного неба.
Я проснулся не до конца, я не смог заснуть полностью. У меня три сердца, татуировка в виде глаза то ли птицы, то ли зверя – на спине, на шее моей нить клубка, который не видно: нить струится от одного края неба к другому. Один мой глаз фиолетовый, другой – синий. Мои мысли из оставшихся слов грубы, они теряют последовательность снов, ибо время внутри их не имеет значения, имеет значение глубина и взаимное расположение. Я дезориентирован. Я смотрю, и вижу начало в этом месте и в это время, когда мои друзья шли со мной, или я шел с ними в центр города.
Мой ум был пунктиром, я не беспокоился и смеялся шуткам Павла и Александра. Теодор шел быстрее остальных – он спешил.
В центре мы встретили двух девушек. Одна из них была Анна, и я вновь с ней познакомился. Я был в синей мантии, которую подарил мне Теодор.
Мы очутились в театре. На сцене разворачивалась судьба архитектора, и я видел в этом угол сложного лабиринта, в точке которого я долгое время находился. Тогда я начал, наконец, поиск. Это давалось с большим трудом. Я уже видел беду. Я уже видел боль. Я видел яму, обрыв, бездну. У меня был враг. Он у меня есть до сих пор. Он неприятен мне. Но почему? Кто он?
Этого я не знал. Тем временем спектакль окончился. Мы вышли и расстались с друзьями и девушками.
Я долго блуждал в одиночестве. В полнолуние я купался в реке и, возвращаясь к берегу, увидел, как мой враг глядит на меня из-за деревьев. Я выплыл и окликнул его, после чего он исчез из виду. А мгновение спустя мир стал прозрачней, чем раньше, и вместе с ясностью и четкостью нахлынувшей трезвости ко мне пришли воспоминания и я смог установить, что меня зовут Виктор. В тот же момент я подумал, что три моих сна – это наваждение, ложь, воспаленный бред, болезненное состояние психики, но тот факт, что я по-прежнему вывожу эти буквы, является неопровержимым доказательством обратного.

Метки: , , , , , ,