Рыбьи пузыри

Мои губы хватают воздух. Во мне живут рыбы.

Лозунги окружают меня. Я не хочу жить лозунгами, но пока я свободен от несвободы. Очевидно, это лозунг, так что я проиграл.

Рудименты Бога выглядывают из под руин эволюционных процессов. Смотрите, я почти не дышу. Я лежу на полу, холодный и одинокий, в углу, в позе эмбриона. Догадка трех людей обо мне в протоколе.

Повестка дня:

 

"Пункт первый и последний: Что нужно хотеть?"

(Это или философия, или животная необходимость.)

Всё, что вы подумаете, может быть использовано против вас в судьбе.

Встает судья. Встают адвокат и прокурор, присяжные. Взгляды их направлены на меня.

Они: Чего ты хочешь?

Я: Я хотел умиротворения. Моя жизнь подчинена совсем другим целям, вернее, адекватно переподчиняется событиям по касательной... По касательной к текущему узору на стекле, и нюансов...

Присяжные: мы не верим.

Адвокат молчит.

Прокурор тычет пальцем: путается в показаниях!

Судья вздыхает и переносит заседание еще на полгода.

Выходит бригада художников и рисует плакаты.

 

Дерево прогнило и упало,

Эхо растянулось в тихий стон.

А когда меня увы не стало -

Вновь прервался бесконечный сон.

 

Спазм памяти, каскад дежавю.

Тесно в первом моём красивом сне, не поделиться. Медленно впадает одна река в другую. Мы заходим вглубь. Планы скомканы, смазаны, смыты. Отменены.  

 

Кладезь в зыбком и рыхлом нащупавши, обнажив свету непрочитанное, неузнанное, явил смеясь каждому его истинное отражение, каковое останется неузнанным. (Не такими видим себя мысленным взглядом и мимо такого пройдем безразлично, потому я не признан, потому оклеветан, потому презираемым остаюсь.)

 

Чтобы выйти из такой ситуации, изобрели поэзию. Но что это, если не надувание пузырей, которые я рекомендую отважиться лопать один за другим?

Реальность прозрачна и чиста - воздух, которым дышишь.

А все эти суффиксы сращений и литературные полипы стоит отмыть средством от вымыслов.